Месяц: Октябрь 2016

Levi’s® Tailor Shop

Представьте себя на месте бренд-менеджера Levi's. Скорее всего все хорошо.

Продажи нормальные, каждый год качаем в коммуникациях одну и ту же +- идею. Каждый 10 житель модных мегаполисов «не находит идеальных джинс» и открывает производство джинс. Атакует модный дизайнер. Рынок меняется, но в целом за годы бренда уже сделали все, что смогли. Что делать? Как удержать ядро целевой? Как обеспечить приток новых? Как создать «клуб»?

На мой взгляд абсолютно гениальная идея с Tailor Shop. Простая и естественная для этого бренда. Суть в том, что в магазине есть уголок Tailor Shop. В этом уголке профессиональный портной сделает любую кастомизацию ваших Levi’s. Изменит цвет, нашьет нашивки, сделает рванными, поменяет фасон. Вообщем все, что вашей душе угодно. Еще и бесплатно. В итоге пара старых моих 508 заблистала новым светом:)

Nike Jordan. С чего все начиналось?

Все уже тогда понимали, что это лишь начало долго и успешного сотрудничества, которое все изменит на рынке спортивных товаров и в баскетболе.

Сейчас Nike — многомиллиардная корпорация, но чуть больше 30 лет назад у них не было все так гладко, как сейчас, да еще и конкуренты постоянно напрягали, поэтому руководством фирмы был взят курс на развитие своего бренда. Первым, что пришло в голову, было подписание молодых атлетов с большим потенциалом, чтобы вокруг их успехов и выстроить новый Nike. План был принят менеджерами орегонского бренда, поэтому начались поиски самых интересных и перспективных спортсменов, которые бы могли привлечь внимание покупателей своими спортивными результатами. Одним из первых, кто оказался на карандаше, стал Майкл Джордан, который на тот момент учился в Университете Северной Каролины и планировал выставить свою кандидатуру на драфт НБА.

Майкл понравился абсолютно всем, но в Nike столкнулись с небольшой проблемой: Джордан знал, что он один из самых сильных игроков своего года, поэтому не хотел сотрудничать с Nike, которые не были так популярны в баскетбольном сегменте, как adidas или Converse, а тем более Майкл играл в кроссовках этих брендов, поэтому он хотел подписать контракт именно с ними. Этот факт не остановил менеджеров Nike, и они начали постоянно искать встречи с Майклом, чтобы рассказать ему про то, что они готовы ради него сделать. Дошло даже до того, что Nike подговорил родителей, чтобы те попытались изменить мнение молодой звезды — это и отказ Adidas и Converse, которые посчитали сделку с Джорданом не перспективной и глупой, позволило уговорить его прилететь в офис фирмы в Орегоне.

Про специализацию и карьеру и счастье

Я не знаю насколько история компании Bell правдива, но это сути не меняет. Эта история нас опять возвращает к тому, что нельзя следовать слепо трендам. Нужно включать логику и быть релевантным задачам и конкретной ситуации.

В начале 1950-х руководство компании Bell заметило, что много менеджеров среднего звена вышло из инженеров и техников, и у них часто не хватало инициативы и широты взгляда. Чтобы исправить положение, компания решила дать менеджерам гуманитарное образование. At&T совместно с Университетом Пенсильвании организовала Bell Institute of Humanistic Studies for Executives. Университетские профессора обучали менеджеров на интенсивных десятимесячных курсах. Студенты читали умные книги, ходили на концерты и в музеи. На обсуждение прочитанных книг приглашались их авторы, со студентами встречались поэты и композиторы, историки и критики. Результаты оказались интересны. Студенты стали читать гораздо больше, чем до эксперимента. Они стали любознательнее и увереннее, более интеллектуально независимыми. Психологи сочли эксперимент успешным. Но оказалось, что у обучения была и оборотная сторона. Выяснилось, что поумневшие менеджеры стали больше ценить время, проведенное с семьей и друзьями, и меньше — карьеру в компании. Они хотели жить, а не приносить себя в жертву прибылям акционеров. Производительность их труда за год упала на 8-10%. К 1960 году Institute of Humanistic Studies for Executives был закрыт, рост производительности труда в компании — восстановлен.